Церковь и Великая Отечественная война

Церковь и Великая Отечественная война

« Господь помилует Россию и приведет её путем страданий к великой славе».Преподобный Серафим Саровский

В результате первой мировой войны, развязанной так называемым «мировым сообществом», были разрушены последние царства на земле: Российское, Германское и Австро-Венгерское. Мировая власть перешла в руки тайного мирового правительства, повсюду насаждавшего с помощью денег и насилия свои либерально-«демократические» порядки, а в Германии конечный результат демократии – фашистскую диктатуру. Дело было, как им казалось, за немногим: двинуть профашистскую Европу во главе с Германией на Россию, чтобы в огне этой войны окончательно погубить православную страну, по-прежнему стоявшую непреодолимым препятствием на пути мирового зла. Накануне этой агрессии советскому правительству неожиданно для всех удалось расколоть единый фронт агрессоров и выйти из изоляции. В стране проводилось масштабное перевооружение Армии, которое планировали завершить к концу 1942 года.

Положение Русской православной церкви накануне войны, казалось, было катастрофическим: из 57 тыс. храмов оставалось лишь несколько тысяч, из 57 семинарий не осталось ни одной, из более чем 1000 монастырей – ни одного. Не было и Патриарха. «Союз воинствующих безбожников», крупнейшая «некоммерческая организация» тех лет, планировал уже в 1943 году закрыть последний православный храм. Казалось, что Россия погибла навсегда. И только немногие знали тогда, что с момента разрушения Православного Царства 2 марта 1917 года сама Богородица взяла Россию под своё руководство, известив нас об этом чудесным явлением своего Державного образа. Ныне широко известен факт, что летом 1941 года, в самые критические дни войны, митрополиту Гор Ливанских Илие (Караму) по его горячим уединённым молитвам явилась Матерь Божия. Она открыла, что нужно сделать, чтобы Россия не погибла. Для этого следует открыть храмы, монастыри, духовные учебные заведения. Вернуть священников из тюрем, с фронтов, и им начать служить. Ленинград врагу не сдавать, обнести город Казанской иконой. Перед этой иконой служить молебны в Москве. Икона эта должна быть в Сталинграде, сдавать который врагу нельзя. Казанская икона должна идти с войсками до границ России, а когда война закончится, митрополит Илия должен приехать в Россию и рассказать о том, как она была спасена. Владыка связался с представителями Русской Церкви и с Советским Правительством и передал им волю Божией Матери. И.В. Сталин обещал митрополиту Ленинградскому Алексию и митрополиту Сергию исполнить всё, что передал митрополит Илия, ибо не видел больше никакой возможности спасти положение. Всё произошло так, как и было предсказано. После Победы, в 1947 году, митрополит Илия не раз приезжал в СССР. Он был награждён Сталинской премией (200 тысяч рублей), которую вместе с пожертвованием ливанских христиан (200 тысяч долларов) передал для осиротевших детей воинов Красной Армии. По согласованию со Сталиным ему тогда подарили крест и панагию с драгоценными камнями из всех республик Советского союза – в благодарность от всей нашей земли.

Ещё в первый день войны Патриарший местоблюститель митрополит Сергий (Страгородский) назвал Отечественную войну священной очистительной грозой и призвал всех христиан всеми силами защищать Родину и Церковь от фашистских захватчиков. Очевидно, что он был знаком с пророчеством преподобного Анатолия Оптинского, сказанным после революции, о том, что вскоре немцы войдут в Россию, но только для того, чтобы избавить её от безбожия. А конец им придет в их же собственной земле. Одинаковая с Патриаршим Местоблюстителем оценка начавшейся войны и такая же уверенность в грядущей Победе прозвучали в обращении Председателя ГКО И.В.Сталина к советскому народу 3 июля 1941 года:

«Товарищи! Граждане! Братья и сёстры! Бойцы нашей армии и флота!

К вам обращаюсь я, друзья мои! …Войну с фашистской Германией нельзя считать войной обычной…. Дело идёт…о жизни и смерти народов СССР, о том, быть народам Советского Союза свободными или впасть в порабощение…. Все наши силы – на поддержку нашей героической Красной Армии, нашего славного Красного флота! Все силы – на разгром врага! Вперёд, за нашу Победу!» В те же дни впервые прозвучала песня «Священная война», ставшая всенародным маршем Великой победы. Написал её А.В. Александров, служивший в 20-е годы псаломщиком в храме Христа Спасителя.

И.В. Сталин призвал превратить страну на время Великой Отечественной войны в единый военный лагерь, где нет места никакой расхлябанности и привычной наживе на военных поставках, но «всё для фронта, всё для Победы». Он произнес вещие слова, которые набатом отозвались в каждом любящем Родину сердце: «Наше дело правое, Победа будет за нами!»

С первых же дней Войны миллионы верующих отправились на фронт. Красноармейцы, защищая Отечество, показывали чудеса героизма, как это было во все времена. Фашисты, не получившие в Европе никакого отпора, были ошарашены упорством и боевыми качествами наших воинов. Об этом свидетельствуют многочисленные их письма домой, опубликованные теперь во многих изданиях. Уже в самые первые дни Войны фашистские лётчики, например, получили инструкцию не приближаться к советским самолетам ближе, чем на 100 метров во избежание тарана, сразу ставшего распространённым способом в воздушных боях. Сотни фашистских танков сжигались при помощи обычной «стеклотары» с горючей смесью. Снайпер Людмила Павличенко, бывшая студентка, только за первый военный год уничтожила 309 фашистов. Труженики тыла ни в чём не уступали фронтовикам, выполняя по 7-8 и более дневных норм. Даже подростки на заводах Удмуртии давали по 2-3 взрослых нормы. В соборе св. Александра Невского трудится казначеем А.А. Машковцева, у которой 73 года трудового стажа! В военное время они подростками работали в артели, которая шила подсумки для пулемётов, выпускавшихся на нынешнем концерне «Калашников». Они часто оставались работать ночью, т.к. пулемёты без их продукции не могли быть отправлены в армию. И тогда взрослые, оценив их недетскую работу, оформили им трудовые книжки. Каменщица «Ижстроя» М.И. Каменщикова с двумя подсобницами за смену уложила 28 200 кирпичей – это было всесоюзным рекордом, они подняли целый этаж промышленного здания! Ни один из современных строителей не может поверить в такой результат. Она за этот трудовой подвиг получила премию в 2 тысячи рублей, её подруги – по 1 тысяче (месячный оклад генерала тогда составлял 2 200 рублей).

Московское предание донесло до нас, что И.В.Сталин в октябре 1941 года обращался за советом к блаженной Матроне (скитавшейся по московским квартирам без прописки), и она предрекла ему победу, если он не уедет из Москвы. Традиционный военный парад на Красной площади вдохнул в защитников города новые силы. «Велика Россия, а отступать некуда, за нами Москва!», – этот призыв политрука героев-панфиловцев В.К. Клычкова точно отражает боевой дух защитников Отечества. Приведу выдержку из речи Председателя ГКО И.В.Сталина на военном параде 7 ноября 1941 года: «Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков… Война, которую вы ведёте, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова. Смерть немецким оккупантам! Да здравствует наша славная Родина, её свобода и независимость!» По свидетельству маршала авиации Александра Голованова, он в декабре 1941 года в условиях абсолютно нелётной погоды и при пятидесятиградусном морозе за бортом совершил по заданию И.В.Сталина «крестный облёт» Москвы на самолете ЛИ-2 с чудотворной Тихвинской иконой Божией Матери на борту. И уже 9 декабря город Тихвин был освобождён.

Именно под Москвой Гитлер, легко покоривший Европу при помощи денег западных банкиров и сатанинских сил, с которыми он регулярно входил в контакт, почувствовал неспособность противостоять Божественной благодати. Здесь, по большому счёту, не оправдались его прогнозы и провалились все его планы. В Рождественский пост началось наступление Красной Армии, подмогой которому стали поистине сибирские морозы, и положение фашистов сделалось ничем не лучше «великой» армии Наполеона. Именно у них впервые появились штрафные части, куда угодило невиданное число вояк – 62 тыс. чел. На сегодняшний день собраны уже целые тома свидетельств о чудесной помощи нашим воинам Святых небесных сил. Об этом же сообщали в своих письмах солдаты вермахта, которые не единожды видели в небе «Мадонну, помогающую русским».

В Рождество 1942 года в своём Архипастырском послании митрополит Сергий писал: «Под Москвой враг опрокинут и выгнан из Московской области…. Итак, дерзайте, стойте мужественно и непоколебимо, содержа веру и верность, и узрите спасение от Господа: Господь поборает и поборет за вас…». Это продолжение евангельской науки генералиссимуса А.В. Суворова, «науки побеждать»: «Молись Богу, от Него победа! Бог – наш генерал!» Это первое наше наступление длилось до Пасхи.

В 1942 году Пасха была очень ранняя – 5 апреля. Праздник совпал с 700 годовщиной разгрома Александром Невским немецких рыцарей на льду Чудского озера. Немцы были отброшены от Москвы, фронт стабилизировался. В субботу 4 апреля в 6 часов утра по радио совершенно неожиданно для всех сообщили, что комендатура Москвы разрешает свободное движение в Пасхальную ночь. Это был первый за годы советской власти демонстративный шаг навстречу интересам православных христиан страны. Народ с восторгом воспринял это известие. Вот что написано в докладе начальника УНКВД г. Москвы и Московской области М.И. Журавлёва: «Всего по Московской области в 124 действующих церквах присутствовало на богослужениях 85 тысяч человек (на 22 июня было лишь 4 действующих храма, но с началом Войны шло стихийное открытие храмов). Из поступивших сообщений в Управление НКВД видно, что верующее население и духовенство в связи с религиозным праздником Пасхи, а также полученным разрешением беспрепятственного хождения населения… в ночь с 4 на 5 апреля реагировало положительно, о чем свидетельствуют следующие высказывания: «Вот всё говорят, что Советская власть притесняет верующих и Церковь, а на деле получается не так: несмотря на осадное положение, разрешили совершать богослужение, ходить по городу без пропусков, а чтобы народ знал об этом, объявили по радио…»

«Господи, какой сегодня радостный день! Правительство пошло навстречу народу, и дали Пасху справить. Мало того, что разрешили всю ночь по городу ходить и церковную службу служить, ещё дали сегодня сырковой массы, масла, мяса и муки. Вот спасибо правительству».

После той Пасхи Церковь призвала весь народ к сбору средств на вооружение Армии и помощь раненым. В храмах Удмуртии тоже шёл сбор пожертвований. Священник Успенской церкви города Ижевска В.А. Стефанов отдал все свои сбережения – 569 тыс. рублей, а в 1944 г. прихожане и духовенство Удмуртии внесли в Фонд обороны 1 108 тыс. рублей и 371 тыс. рублей облигациями. Бригадир тракторной бригады из Азино П.И. Калабин внёс на строительство танков и самолетов 155 тыс. руб. и ещё 10 тыс. руб. в Фонд обороны. (Это пожертвование, сопоставимое со стоимостью танка Т-34).

Зимой 1942 года при двадцатиградусном морозе неотапливаемый и только что разминированный Елоховский собор Москвы был полон молящимися о даровании победы русскому воинству. Прихожанин собора Г.П. Георгиевский вспоминал о днях Великого поста 1942 года: «Все стремились исповедаться и причаститься. Желающих говеть было так много, что священники вынуждены были причащать и за преждеосвященными литургиями по средам и пятницам. В обычные же дни для Причастия, особенно в некоторые субботы, причастников собиралось так много, что служба начиналась в 6 ч. 30 мин. утра и оканчивалась в 4-5 часов дня». В Ленинграде всё время блокады служил митрополит Алексий (Симанский), живший в неотапливаемом церковном здании. Руководство города по его прошению выделяло «Кагор» и муку для богослужений во всех семи храмах города, правда, богослужебные просфоры выпекались размером с небольшую пуговицу.

Эта совместная работа государства и церкви по отражению фашистского нашествия и была началом радикального изменения в их отношениях. Но сближение позиций Церкви и советской власти началось ещё раньше. Вот его основные этапы:

1. 16 июня 1923 года – заявление Патриарха Тихона о лояльности Церкви к советской власти.

2. 16 августа 1923 года – во все партийные организации разослано Постановление ЦК ВКП (б) за подписью И. В. Сталина, запрещающее погром Церкви и преследование верующих.

3. Опубликована «Декларация…» митрополита Сергия от 29 июля 1927 г., которой установлены мирные отношения с властью и официальное положение Русской православной церкви в советском обществе.

4. 11 ноября 1939 года принято решение Политбюро об отмене указания В.И.Ленина от 1.05.1919 г., предписывающее разрушение храмов и массовые расстрелы духовенства. Закрыт Соловецкий лагерь. Освобождены из ГУЛАГа свыше 30 000 «церковников».

5. Лето 1941 года. Советскому руководству передана Воля Божией Матери о том, как может быть спасена Россия. Это сделал митрополит гор Ливанских Илия (Карам).

1941-1942 годы показали И.В.Сталину, что, несмотря на гонения, отношение Церкви к русскому государству не изменилось. Церковь делает всё для его защиты. Это и обусловило крутой поворот в отношениях, начавшийся после исторической встречи И.В.Сталина с высшими иерархами Русской православной церкви 5 сентября 1943 года. На том совещании принято решение о немедленном восстановлении Московского Патриархата, учебной и издательской работе Церкви, создании органов, регулирующих государственно-церковные отношения. В заключение И.В.Сталин сказал слова, позволяющие нам понять, что такой крутой поворот в отношении к Церкви разделяли далеко не все его однопартийцы: «Это всё, владыки, что я пока могу для Вас сделать». Действительно, последовавшее после этой встречи десятилетие бурного возрождения Русской православной церкви, прекратилось со смертью И.В.Сталина 5 марта 1953 года. В военное время в руководстве армии и оборонной промышленности преобладали патриоты России, не забывшие Бога. Из высшего руководства И.В. Сталин почти окончил Тифлисскую духовную семинарию, пел в хоре Экзарха Грузинской Православной церкви, А.И. Микоян учился в Духовной академии, церковными певчими в молодости были Г.К. Жуков, В.М. Молотов, К.Е. Ворошилов. Открыто исповедовал православие Начальник Генштаба, бывший полковник царской армии Б.М. Шапошников. Сменивший его на этом посту А.М. Василевский – сын священника, служившего в то время в Кинешме, а начальник контрразведки «СМЕРШ» В.С. Абакумов – родной брат священника. Прямо из ссылки назначен Главным хирургом всех эвакогоспиталей Красноярского края и одновременно Епископом Красноярским и Енисейским владыка Лука (Войно-Ясенецкий). В конце войны он был награждён Сталинской премией 1степени за труды в области гнойной хирургии.

В самом трудном положении находились священнослужители на оккупированных территориях. Фашистские власти требовали от них содействия и молитв о победе германского оружия. Неисполнение их требований или возношение за богослужениями имени Патриарха Московского и всея Руси каралось репрессиями со стороны немцев или полицаев, за прислуживание оккупантам наказывали партизаны и подпольщики. Большая часть духовенства в оккупированных районах не пошла на сотрудничество с оккупантами. Священник Александр Романушко в Белоруссии вместо отпевания убитого партизанами полицая увёл к партизанам весь полицейский гарнизон и всех родственников убитого. Хотя нашлось и немало предателей. Кто-то даже составил акафист «благоверному Адольфу Гитлеру»! Именно эти люди в большинстве попали под репрессии советской власти после войны.

В те героические годы весь мир с надеждой и благодарностью смотрел на героическую борьбу нашего народа с фашизмом.

"Я хочу воздать должное русскому народу, в котором Красная Армия берёт свои истоки и от которого она получает своих мужчин, женщин и снабжение. Русский народ отдаёт все свои силы войне и приносит высшие жертвы".

<...> Мир не видел большей самоотверженности, чем та, которая была проявлена русским народом и его армией под командованием маршала Иосифа Сталина". Президент США Франклин Рузвельт. 1943 г.

"Судьбы человечества поставлены на карту в этой великой битве. На одной стороне свет и прогресс, на другой – мрак, реакция, рабство и смерть. Россия, отстаивая свою социалистическую свободу, борется в то же время за нашу свободу. Защищая Москву, они защищают Лондон". Л. Фейхтвангер. 1942 г.

"С величайшим восхищением и уважением я шлю искренние поздравления к XXV годовщине Красной Армии и Флота, которые столь мужественно защитили удивительные достижения советской цивилизации и уничтожили смертельную угрозу будущему развитию человеческого прогресса". А. Эйнштейн, 1942 г.

"Я не знаю, что такое коммунизм, но если он создаёт людей, подобных тем, что сражаются на русском фронте, мы должны уважать его. Настало время отбросить всякую клевету, потому что они отдают свою жизнь и кровь за то, чтобы мы могли жить. Нам следовало бы отдать не только наши деньги, но и всю духовную способность к дружбе, которой мы обладаем, чтобы помочь им <...> Россия, ты завоевала восхищение всего мира. Русские, будущее – ваше". Чарли Чаплин. 1943 г.

Это пророчество не православного, но честного человека, полностью совпадает с пророчеством преподобного Серафима Саровского: «Господь помилует Россию и приведет её путем страданий к великой славе».

Но и тогда уже раздавались совсем другие голоса. Сенатор Г. Трумэн, который в августе 1945 года, став президентом, испытал на Японии атомные бомбы, ещё в начале войны говорил, не скрывая, что «если будут побеждать немцы, то надо помогать русским, а если будут побеждать русские, следует помогать немцам, и пусть они убивают друг друга как можно больше». Так они и делали. Сразу же после речи Черчилля в Фултоне в 1946 году состоялось совещание промышленных магнатов США, словно бы ждавших своего часа. Они как с цепи сорвались. Вот выдержки из их резолюции: «Россия – азиатская деспотия, примитивная, мерзкая и хищная, воздвигнутая на пирамиде из человеческих костей, умелая лишь в наглости, предательстве и терроризме». Чтобы поставить победительницу европейского фашизма на место, это совещание расистов призвало разместить свои атомные бомбы «во всех регионах мира и безо всяких колебаний сбрасывать их везде, где это целесообразно». И это было сказано о союзниках, которые лишь полутора годами раньше спасали англо-американские войска от разгрома в Арденнах, когда тот же Черчилль униженно попросил Сталина организовать «крупное русское наступление на фронте Вислы», чтобы немцы перебросили часть своих войск из Франции на Восточный фронт. Вот слова из сталинского ответа Черчиллю, опубликованного через неделю после Фултонской речи 14 марта 1946 г. в газете «Правда»: «По сути, господин Черчилль и его друзья в Англии и США предъявляют нациям, не говорящим на английском языке, нечто вроде ультиматума: признайте наше господство добровольно, и тогда всё будет в порядке, в противном случае неизбежна война <...> Но нации проливали кровь в течение 5 лет жестокой войны ради свободы и независимости своих стран, а не ради того, чтобы заменить господство гитлеров господством черчиллей». Через одиннадцать лет после Победы Н. Хрущёв на ХХ съезде КПСС почти полностью повторит фултонскую речь Черчилля в отношении Советского государства и маршала Победы И.В. Сталина, выпустит бандеровцев и полицаев из лагерей и пообещает «показать по телевизору последнего попа». Чуть позднее уже А.И Солженицын, этот «литературный власовец», выпрашивая у «мирового сообщества» Нобелевскую премию, взывал: «Мне эту премию надо. Как ступень в позиции(?), в битве! И чем быстрее получу, тем твёрже стану, тем крепче ударю!» И вместе со всеми врагами наотмашь бил тяжко болевшую разлагавшимся коммунизмом Мать – Россию. В те годы он выслуживался изо всех сил: «Нет на свете нации более презренной, более покинутой, более чуждой и ненужной, чем русская». Он воспользовался словами, сказанными очень давно азиатским ханом Тамерланом о еврейских ростовщиках. Сегодня ему вторят либералы из пятой колонны, к примеру, Г. Хазанов: «В этой стране пасутся козы с выщипанными боками, вдоль заборов робко пробираются шелудивые жители. Я привык стыдиться этой родины, где каждый день – унижение, каждая встреча – как пощечина, где всё – пейзаж и люди – оскорбляет взор. Зато как приятно приезжать в Америку и видеть разливанное море улыбок!» Таких в наше время тоже немало, особенно, на Украине.

О духовном содержании Великой отечественной войны ясно говорит её хронология. Война началась 22 июня, в День всех святых, в земле российской просиявших. Исторический разгром немцев под Москвой начался 5-6 декабря 1941 года. В эти дни Православная Церковь празднует память святого благоверного князя Александра Невского. А 17 июля 1944 года, в день убиения Царской семьи, по улицам Москвы были проконвоированны 56 тысяч фашистских военнопленных. Таким образом, Советская Россия, ведущая победоносную войну с Германией, которую не позволили победить последнему Русскому Государю, почтила день Его памяти.

Великая Отечественная война завершилась на Пасху, а в Праздник Святой Троицы, 24 июня, на Красной площади был проведён Парад Победы. И принимал его по воле Генералиссимуса И.В. Сталина воин Георгий на белом коне! Как Церковь относилась к Сталину? Как и весь народ – с восторгом.

Приснопамятный протоиерей Димитрий Дудко, проведший многие годы в заключении, писал: « Если с Божеской точки посмотреть на Сталина, то это в самом деле особый человек, Богом данный, Богом хранимый. Сталин сохранил Россию, показал, что она значит для всего мира».

Патриарх Московский и Всея Руси Алексий 1 (Симанский) перед отпеванием в день похорон И.В.Сталина сказал: «Великого вождя нашего народа Иосифа Виссарионовича Сталина не стало. Упразднилась сила, великая, общественная сила, в которой наш народ ощущал собственную силу, которою он руководился в своих созидательных трудах и предприятиях, которою он утешался в течение многих лет. Нет области, куда бы не проникал взор великого Вождя…. Как человек гениальный, он в каждом деле открывал то, что было невидимо и недоступно для обыкновенного ума». И.В. Сталин как человек своей эпохи поколебался в вере в Бога вместе со всей Россией и вместе со всей Россией, в конце концов, пришёл к Покаянию, сохранив среди всех искушений Церковь Христову.

К счастью, лучшие представители нашего молодого поколения способны различить правду и ложь, понять непрерывный характер исторического процесса и осознать его высокий духовный смысл. Например, вот что сказал заслуженный артист России Олег Погудин: «Потребовалась война, чтобы у народа голова хоть чуть-чуть встала на место… Если говорить с позиций человека верующего, то Великая Отечественная война – громадный искупительный акт. Потрясающие, фантастические подвиги жертвенности, самоотречения, любви, которые в эти годы продемонстрировали люди, вообще оправдали всё существование советского периода в российской истории».

К этому хочется лишь добавить: «Поклонимся великим тем годам…» Всё остальное – от лукавого.

В.В. Шкляев, сотрудник Миссионерского отдела Ижевской епархии. Ижевск, 2015 год.


КПК
декабрь 2017

1 (пт) - 3 (вс) IV Межрегиональный педагогический марафон "Твои возможности", ДОЛ "Дружба"

 1 (пт) - 3 (вс) КПП по направлению "Дефектология" (сурдопедагогика), Ижевск, школа № 15

7 (чт) - 9 (сб) КПК для логопедов, учителей нач. классов: "Требования к содержанию, условиям и результатам логопедической работы по профилактике и исправлению нарушений письма в условиях реализации ФГОС общего образования (дисграфия и дислексия)", Чайковский

8 (пт ) - 10 (вс) КПП по направлению "Менеджмент в образовании", п. Ува

11 (пн), 12 (вт), 16 (сб) 17 (вс) КПП по направлению "Дефектология" (сурдопедагогика), Ижевск, школа № 88

15 (пт), 16 (сб) для пед работников: "Создание специальных условий для получения образования детьми с ОВЗ в общеобразовательных организациях в соответствии с требованиями ФГОС", г. Чайковский

Новое на сайте

  Узнайте подробности

Межрегионального педагогического марафона

в разделе "Марафоны"