Встреча с поэтом

И вот я учусь на биолого-химическом факультете и, как все, обожаю СТЭМы: студенческие театры миниатюр между строк многое говорили о нашей жизни в период застоя. Мы ломились на их выступления, пытаясь достать билеты всеми правдами-неправдами. И мне в руки попалась газета «Комсомолец Удмуртии», которая обещала наградить билетами на СТЭМы победителей объявленного конкурса юмористических рассказов. На лекции я написала рассказ, и его опубликовали. Но билетов никто не дает! Я поехала в редакцию, а там мне говорят: «Кто обещал? Товарищ Х? Так он необязательный!» Я заявляю: «Что написано пером, не вырубишь топором!» – тогда мне дают 2 билета. Я ушла довольная, но при этом запомнила имя этого авантюрного человека и решила на него посмотреть. Но как? Повод придумался – придти уже со стихами. Я всегда много читала, а тут увлеклась Вознесенским, и самой захотелось сочинить. Попробовала. Но товарища Х. в редакции не нашла – на его месте уже сидел Сергей Гулин, журналист, поэт, бард. Он прочитал мои стихи и сказал: «Надо публиковать!» И посоветовал мне обязательно ходить в литературную студию. Там стихи оценили члены Союза писателей Удмуртии В. Емельянов и Г. Иванцов и снова предложили посещать в студию. Я подумала: «Раз так все просят, надо походить».Первые стихи были что-то вроде шутки, с долей авантюризма и игры – я не знала, что это меня так затянет. А потом к стихам подтолкнула и любовь.

- Какие поэты были твоими кумирами?Я всегда очень любила Лермонтова, Пушкина – от «Евгения Онегина» была в полном восторге, может быть, потому, что прочитала его раньше школьного изучения. Дома был 4х-томник стихов Лермонтова, я читала его все летние каникулы, мало что понимала, но меня охватывало какое-то волшебное, мистическое чувство и одновременно вселенская тоска. Я очень хотела понять поэта. Но вообще я была обыкновенным ребенком с «трудным» детством: на одной площадке с нами жили мои учителя русского языка и литературы и математики. За малейший проступок на меня жаловались. В 6 классе я перешла в другую школу – № 20 железнодорожную. Как нас учили! Требования были высокие, учителя сильные, изучали предмет глубоко. Они были уверены, что без знания литературы современный человек просто не может жить. Русский язык – вообще основа всего! Но все-таки ничто не предполагало, что я так увлекусь литературой.

- В твоих стихах много наблюдений, в том числе из детства. Мне кажется, чтобы у человека развивалась душа, он должен быть очень внимательным ко всему происходящему вокруг него. Это помогает обустраивать свою жизнь, предвидя на шаг-другой вперед, это помогает в общении с людьми. У меня всегда была склонность к наблюдениям: я же рисовала, и хорошо. К тому же я страдала близорукостью, мне нужно было усилие, чтобы увидеть то, что другие уже разглядели и пробежали мимо. Все в жизни зависит от мелочей и складывается из них. Но мои стихи часто не обо мне или событиях моей жизни, а о том, что могло бы произойти. Стихи – это множество ролей, которые я проживаю сама.

- Поэт и журналист в тебе – это две разные личности?

- Да. У меня даже есть стихотворение:

Не с каждым шутит так Создатель,

Со мною шутит – слышу свист.

Я – и читатель, и писатель,

И, уж простите, журналист.

Три головы моих покуда

еще целы, не снес их меч,

Все хорошо, я – чудо-юдо,

Не стоит вам меня беречь.

Не сразу, но я научила себя с этими тремя головами жить. Журналистика – конкретный род деятельности, приземленный и прагматичный. Поэзия – это и состояние души, и это вид иррационального, интуитивного познания окружающего мира и исследования человеческой души. По сути, любая наука, любая профессия изучает (явно или косвенно) один и тот же предмет – человека, его душу.

- Ты много лет вела в «Удмуртской правде» «Литературный клуб». Это был нелегкий труд: в массе рифмованных претензий найти хорошие стихи. Да, стихов хороших мало, и я выбирала, может быть, не самые – с высоты настоящей поэзии – безупречные, но именно стихи, художественное произведение. Я считаю, что искать и печатать поэтов необходимо: нужен литературный процесс, литературная среда – тогда можно ожидать, что на этой почве что-то поднимется.

- Ты сейчас находишься в литературной среде? Нет, но мне очень помогает общение с друзьями, мнение которых я ценю и которых считаю большими интеллектуалами.

- Как сочиняются стихи? По-разному. Про каждое стихотворение можно рассказать историю. Первые мои стихи появлялись от избытка чувств. Сейчас все по-другому. У меня есть стихотворение, для которого сначала родился ритм и пара строчек. Я могла написать его очень быстро, но что-то внутри сказало: не торопись, иначе все испортишь. Я отложила, может быть, на год. Возвращалась к нему и отходила. И вот настал момент, когда пришли особые силы, и оно в одночасье получилось. Сейчас я могу, ссылаясь на стихи последнего десятилетия, точно сказать, что писание стихов – это нечто мистическое, это игры с неизвестными нам энергиями. Я вхожу в это состояние и просто записываю. Иногда строки мне кажутся слишком знакомыми, и я звоню друзьям проверить, не встречались ли им такие стихи.

- Если все поэты входят в это состояние, то почему стихи разные: лучше, хуже?  Мне кажется, это зависит от общего уровня культуры человека, его чуткости, наблюдательности – в меру этого опыта ты слышишь и в меру своих способностей записываешь. Видимо, каждому что-то дается, но не каждый это может точно уловить.

- Твоя особая тема – одиночество. Ты говоришь об этом открыто и без страдания. «Нет у меня кого ничего, кроме пути, Но пути моего…» Не трудно в этом сознаться миру? Когда пишешь стихи, думаешь не о мире, а только о том, как наиболее точно передать то, что чувствуешь и хочешь сказать. Но быть открытым и правдивым – это очень трудно, это постоянная борьба с самим собой. А когда откровение уже написано и, более того, напечатано, оно воспринимается как чужое. Да и вообще каждое новое стихотворение лучше отложить на несколько дней, чтобы потом спокойно оценить: если непредвзятому взгляду оно кажется неплохим, его оставляешь.Вообще для меня чтение стихов (своих и чужих) – это дело интимное, как молитва. Мне, чтобы понять другого поэта, нужно остаться с его стихами наедине.

- Что питает твою поэзию? Любовь. Людей интересных и красивых, с которыми хочется быть рядом, у которых хочется чему-то научиться, очень много. Это состояние влюбленности не мешает любить и кого-то еще. Но писать в состоянии этих крайних, сильных чувств невозможно. Стихи пишутся, когда в душе наступает равновесие. Иногда стихи помогают освободиться от негатива: когда ты пишешь, он тебя отпускает, потому что ты смотришь на боль как художник, как исследователь и ученый, будто это уже не твоя проблема. Другой момент, важный, как мне кажется, для поэта – его активное присутствие в мире. Когда ты находишься в социальной деятельности, у тебя много знакомств, идей, образов, событий, впечатлений – всего много. Это все подпитка поэзии.


КПК
декабрь 2017

1 (пт) - 3 (вс) IV Межрегиональный педагогический марафон "Твои возможности", ДОЛ "Дружба"

 1 (пт) - 3 (вс) КПП по направлению "Дефектология" (сурдопедагогика), Ижевск, школа № 15

7 (чт) - 9 (сб) КПК для логопедов, учителей нач. классов: "Требования к содержанию, условиям и результатам логопедической работы по профилактике и исправлению нарушений письма в условиях реализации ФГОС общего образования (дисграфия и дислексия)", Чайковский

8 (пт ) - 10 (вс) КПП по направлению "Менеджмент в образовании", п. Ува

11 (пн), 12 (вт), 16 (сб) 17 (вс) КПП по направлению "Дефектология" (сурдопедагогика), Ижевск, школа № 88

15 (пт), 16 (сб) для пед работников: "Создание специальных условий для получения образования детьми с ОВЗ в общеобразовательных организациях в соответствии с требованиями ФГОС", г. Чайковский

Новое на сайте

Раздел "Фотоальбом": научно-практическая конференция в "Ува-Туклинской СОШ"