Учителю о новых тенденциях театра

Что такое современный театр, куда он идет и что ищет, мы говорим с приглашенными из Петербурга режиссерами, делающими последние премьеры Русского драматического театра.

«Игры в жизнь». Эксперимент Дмитрия Удовиченко

- Дмитрий, Вас уже полюбил театральный Ижевск за спектакль «Человек-подушка». Обещает ли это, что Ваша премьера 21 ноября пройдет успешно?

- В отличие от «Человека-подушки» спектакль «Игры в жизнь» более легкий, более игровой, не содержит глубинных смыслов – мы играем, веселимся, берем ситуации из жизни, которые нам подсказал писатель Алексей Слаповский, и всячески обыгрываем его новеллы. «Игры в жизнь» рассчитаны на аудиторию всех возрастов, начиная с детей (там нет жестокости и нецензурной лексики) до пожилых людей. Это спектакль-развлечение, и посмотрим, насколько он получится и насколько будет отличаться от подобных постановок, к которым привыкли в этом театре.

Эксперимент уже в том, что мы делаем его в фойе, я использую различные видеосвставки (что обеспечивает двойное существование артиста: он на «сцене», и он же за пределами театра), мы используем анимацию вместо декораций.

Говорить же, что я после первого удачного спектакля в Ижевске, ничего не боюсь, нельзя: есть мандраж, потому что есть зритель, который здесь меня полюбил и который может во мне на новом спектакле разочароваться. Но в этом тоже есть эксперимент: надо преодолевать страх, который есть у охотника в «Обыкновенном чуде». Он, застреливший 99 медведей, теперь робеет стрелять в сотого: боится промахнуться и потерять свою репутацию. И у меня есть этот страх. Он пугающе большой, скрывать не буду, но тем более надо идти и ставить. В сжатые сроки, в фойе, со своими страхами.

- Аудитория Вашего нового спектакля ограничена в 80 зрителей. Не маловато ли судей эксперимента?

- Я бы показал его и для 10 человек, зачем мне больше? Как шутит мой мастер, чем меньше зрителей придет, тем лучше – но это зависит от мнительности и нервов режиссера. Мы вышли в фойе по «техническим причинам», но это предопределило и формат спектакля. Для меня важно, что в этой постановке я попытался использовать какие-то новые технологии.

Современный режиссер выступает как автор спектакля, а не переводчик драматурга на сценический язык, как это было 100 лет назад в системе Станиславского. Он сегодня сочинитель спектакля, даже если берет готовый драматургический, прозаический или стихотворный материал. И спектакль приобретает не ту форму, которую ожидает зритель, знающий текст. Это, в общем-то, хорошо: появляются новые смыслы, образы, которые вкладывает уже режиссер.

И спектакль, по сути, создается с нуля всей командой: драматург «здесь и сейчас» пишет пьесу, режиссер тут же ее репетирует, и здесь же сочиняет художник. Собирается команда единомышленников, которая реализует спектакль, и это выглядит и становится более актуальным, современным, интересным. И без разницы, какой жанр: легкий, нелегкий; наоборот, он может быть легким по восприятию, но более актуальным как рожденный по-живому. Сейчас даже старые классические пьесы не «переводят», а сильно переделывают: вы это видели на недавней премьере «Чайки».

- А каково артисту в ситуации создания спектакля «здесь и сейчас»?

- Что касается артиста, то легкая форма существования на сцене требует от него колоссальных усилий – и с этим мы столкнулись. Артисты привыкли идти по выстроенному методу: будь то комедия или трагедия. Отпустить себя в живую, свободную импровизацию, зажить в ней, это дорогого стоит. Если за все 1,5 часа спектакля такой жизни будет секунд на 30, то я считаю, что уже добился цели. Это тоже для меня своего рода эксперимент: справился ли я, переведя актера в импровизационную форму существования?

Для меня и для театра это совершенно новый опыт, непонятно, как с этим работать, поэтому я за это и взялся: если не экспериментировать, ничему нельзя научиться.

Фантазии на тему Гоголя Петра Шерешевского

- 20 декабря театр обещает нам премьеру «Вечера на хуторе близ Диканьки». Сказочный мир Гоголя хорош перед Новым годом – Вы исходили из этого, Петр Юрьевич?

- Спектакль вмещает практически одну «Ночь перед Рождеством», и то очень сильно «по мотивам». Тексты рождаются в процессе репетиций и с оглядкой на Николая Васильевича. Я работаю, как кино начала века: с вечера пишу сцену, с утра приношу ее артистам, мы ее пробуем, приходят какие-то идеи. Это попытка этюдного – вместе с артистами – сочинения. Мы определяем жанр спектакля как «фантазии на тему».

В чем главный кайф гоголевских «Вечеров на хуторе близ Диканьки», «Миргорода»? Это свобода, «вкусный» язык и хорошее раблезианство: хулиганство, свобода, любые жанровые повороты, шутки ниже и выше пояса, но они воспринимаются не как пошлость, а как некая карнавальная игра. И наша главная цель в этом спектакле – дать ощущение шалости, сохранить эстетику карнавала, но не впрямую занимаясь инсценировкой Гоголя, при которой легко попасть в детскую сказку и которая предрождественского безумия никак не передает.

Здесь нет речи о жизни человеческого духа, о глубинах психологических и каком-то подсознании – это будет праздник. Вопрос в его эстетике – она у нас очень свободная: если говорить про костюмы, то мы берем старые шубы, дерюгу; все, что попало под руку, соединяем, что-то кроим. Что касается пространства, то оно далеко от сказочного – это праздник с креном в перфоманс.

- Не боитесь зрительской критики за «дописывание» Гоголя?

- Я ее не боюсь, но понимаю, что она будет. И отношусь к этому дурно: я очень не люблю ханжества, не люблю отношения к культуре как некоему застывшему музею – не думаю, что оно что-то дает человеку. Любовь к любому произведению, в частности Гоголя, приходит из осознания, что оно – часть моей жизни, а не некая икона, на которую нужно молиться. Все наши классики были люди живые: в каких-то случаях озорные, смешливые и хулиганские, в каких-то изломанные (но это уже другая драматургия). Подход к российской литературе «Это наше все!» мне кажется неверным и пагубным: это не прививает некому к ней любви. Есть надежда, что как раз после нашего спектакля кому-то захочется перечитать Гоголя. Хотя спектакль сочиняется для людей, Гоголя читавших, и лучший зритель – тот, который знает, о чем будет идти речь (с человеком, прочитавшим в жизни полторы книжки, всегда сложно разговаривать). Но это разные способы общения – чтение и драматургия. Слово писателя включает мою фантазию, и превратить язык литературный в театральный проще всего через фантазию режиссера. Я вообще думаю, что фантазийные материалы и нужно делать через фантазию – главное, не отходить от сути истории. А если ты рассказываешь, про то же, что хотел автор, то ты достаточно свободен в выражении этого. У нас в спектакле много чудес: есть боксерские поединки, и два Гоголя ходят на лыжах. Гоголь – это автор, сочинивший некий мир, наша цель – еще больше опрокинуть этот мир в современность и «вытащить» дух этого мира.

- Как долго вы жили этой задумкой?

- В работу возможно включиться полностью, только уже начав сочинять спектакль – до этого на берегу ты можешь сколько угодно думать, намечать какие-то ориентиры, но спектакль начинает сочиняться лишь с артистами. А до этого шла лишь подготовительная работа: моя, художников...

Я даже инсценировку не начинал писать до приезда в Ижевск, потому что очень надеялся оттолкнуться от артистов: поглядев на них, нащупать какой-то язык.

Я каждый раз получаю огромное удовольствие от знакомства с новыми людьми: мне это любопытно. В каждом театре много хороших артистов, если к ним относишься с любовью и пониманием, они отвечают тебе тем же. И спектакль «Вечера на хуторе близ Диканьки» делается через любовь – к Гоголю и артистам.


КПК
декабрь 2017

1 (пт) - 3 (вс) IV Межрегиональный педагогический марафон "Твои возможности", ДОЛ "Дружба"

 1 (пт) - 3 (вс) КПП по направлению "Дефектология" (сурдопедагогика), Ижевск, школа № 15

7 (чт) - 9 (сб) КПК для логопедов, учителей нач. классов: "Требования к содержанию, условиям и результатам логопедической работы по профилактике и исправлению нарушений письма в условиях реализации ФГОС общего образования (дисграфия и дислексия)", Чайковский

8 (пт ) - 10 (вс) КПП по направлению "Менеджмент в образовании", п. Ува

11 (пн), 12 (вт), 16 (сб) 17 (вс) КПП по направлению "Дефектология" (сурдопедагогика), Ижевск, школа № 88

15 (пт), 16 (сб) для пед работников: "Создание специальных условий для получения образования детьми с ОВЗ в общеобразовательных организациях в соответствии с требованиями ФГОС", г. Чайковский

Новое на сайте

Раздел "Фотоальбом": научно-практическая конференция в "Ува-Туклинской СОШ"